yury_finkel: (Default)
[personal profile] yury_finkel

2.8. Гроза и её последствия

Итак, Сталин мог по праву считать себя победителем, которого славили все делегаты партийного съезда, которому все оказывали почести и прославляли его мудрость. Он никак не защищал себя от безмерно преувеличенных дифирамбов, в совершенном контрасте с выражениями скромности, которые он раньше иногда высказывал. Но внешний вид был обманчив, не все делегаты разделяли это царящее мнение. Среди делегатов существовала достаточно большая группа, которая не высказывалась открыто, однако считала, что самовластие Сталина уже перешло все границы и стало невыносимым.

Некоторые из них (в частности, Эйхе, Шеболдаев, Шарангович, Микоян, Косиор и Петровский) собрались на совещание и обсудили, каким образом можно заменить Сталина на посту генерального секретаря и таким образом выполнить соответствующее требование Ленина. Они предложили, чтобы Киров, которого они специально пригласили на этот разговор, стал кандидатом на пост генерального секретаря и таким образом противостоял Сталину. Но Киров отказался и сразу осведомил Сталина об этом намерении1. Сталин якобы ответил Кирову: «Я тебе этого не забуду!»

Но при специфическом характере Сталина было вовсе не ясно, что́ именно он имел в виду.

Фактом было то, что изначально Сталин хотел перевести Кирова из Ленинграда в Москву, чтобы сделать секретарём ЦК. Но этого не произошло. Сейчас можно лишь гадать, было ли это связано с этой новостью. Есть сообщения, что до того близкие и сердечные отношения между Сталиным и Кировым после съезда изменились.

Несмотря на безрезультатное закулисное совещание, в зале заседаний недовольство делегатов съезда проявилось при выборах членов Центрального Комитета. По достоверной информации членов избирательной комиссии, которую они позже сообщили Микояну, Сталин получил почти 300 голосов против себя, а Киров лишь три. Когда Каганович пришёл к Сталину с этим результатом, они сразу же решили уничтожить соответствующие бюллетени и в качестве результата выборов сообщить публично, что и Сталин и Киров получили лишь по три голоса против.

Почти четверть делегатов голосовала против генерального секретаря, что подало совершенно ясный сигнал, что в партии существует довольно большое количество противников Сталина. Несмотря на то, что Сталин был шокирован, он этого ничем не показал. Хотя можно предположить, что партийный съезд был тщательно подготовлен — за это отвечал Каганович, — однако, очевидно, были избрано довольно большое число делегатов, ещё обладавших собственной способностью к суждениям и не позволивших смутить себя организованным бурным энтузиазмом.

Трудно сказать, какие выводы сделал Сталин из этого серьёзного происшествия. Но то, что уже через несколько лет более 80 процентов делегатов этого съезда (всего 1 029) было арестовано и большинство их было расстреляно, конечно, не случайно.

Однако тот факт, что из 139 членов Центрального Комитета, избранных на этом съезде, 98 были арестованы и расстреляны, и лишь 41 из них остался в живых, объяснить уже сложнее. Ведь Сталин сам их выбрал. Но, видимо, он им не доверял, потому что среди них ведь могли быть и те, кто голосовал против него.

1 декабря 1934 Киров погиб в Ленинграде при достаточно загадочных обстоятельствах. В первом сообщении об этом в «Правде» было написано:

«Данными предварительного следствия установлено, что фамилия злодея, убийцы товарища Кирова, — Николаев (Леонид Васильевич), 1904 года рождения, бывший служащий Ленинградской РКИ. Следствие продолжается».

Сразу после того, как стало известно об убийстве, делегация ЦК под руководством Сталина выехала в Ленинград. В неё входили Молотов, Ворошилов, Ежов, Ягода, Жданов и другие члены партийной верхушки и руководства НКВД. Сталин сам взял расследование в свои руки и присутствовал при допросе Николаева без протокола, во всяком случае, о протоколе ничего не известно.

Обстоятельства и мотивы убийства никогда не были выяснены, и из-за этого высказывались разные предположения о мотивах, причём выражались подозрения также и против Сталина. Хрущёв в 1956 году в своём закрытом докладе на XX съезде КПСС затронул эту проблему и заявил:

«Следует сказать, что обстоятельства, связанные с убийством т. Кирова, до сих пор таят в себе много непонятного и загадочного и требуют самого тщательного расследования. Есть основания думать, что убийце Кирова — Николаеву кто-то помогал из людей, обязанных охранять Кирова. За полтора месяца до убийства Николаев был арестован за подозрительное поведение, но был выпущен и даже не обыскан. Крайне подозрительным является то обстоятельство, что когда прикреплённого к Кирову чекиста 2 декабря 1934 года везли на допрос, он оказался убитым при „аварии“ автомашины, причём никто из сопровождающих его лиц при этом не пострадал.

После убийства Кирова руководящие работники Ленинградского НКВД были сняты с работы и подвергнуты очень мягким наказаниям, но в 1937 году были расстреляны. Можно думать, что их расстреляли затем, чтобы замести следы организаторов убийства Кирова»2.

Самым примечательным было то, что погибший в аварии сотрудник НКВД по фамилии Борисов был начальником телохранителей Кирова, который уже два раза арестовывал Николаева с оружием в руках поблизости от Кирова, но по приказу «сверху» позволил ему скрыться, как утверждал Хрущёв.

Неверно, что Хрущёв обвинил Сталина в убийстве Кирова. Он лишь рассказал известные тогда факты и потребовал основательного расследования. Но оно так никогда и не было проведено3, так что убийство и сейчас остаётся столь же загадочным, как и убийство американского президента Кеннеди, причём в обоих покушениях заметны параллели: все замешанные в нём были очень быстро ликвидированы, чтобы они не могли сказать что-либо о своих вдохновителях.

Во всяком случае, предположение, что Сталин имел какое-то отношение к убийству Кирова, не так уж нереалистично. На это есть несколько указаний, но следы заметены настолько искусно, что этому нет доказательств. Поскольку действует правило, что «все сомнения — в пользу обвиняемого», то и в данном случае можно выступать за оправдание за отсутствием доказательств.


1В. С. Роговин. Перед большим террором. Сталинский неонэп. Гл. V.
2Н. С. Хрущёв. О культе личности и его последствиях. Доклад XX съезду КПСС. «Известия ЦК КПСС», 1989 г., № 3.
3Прим. переводчика. Это неверно. Расследование было проведено особой комиссией ЦК КПСС. Материалы комиссии не были опубликованы в период Хрущёва. Впоследствии член комиссии О. Г. Шатуновская утверждала, что компрометирующие Сталина документы были изъяты из материалов. В 1990 г. в ходе нового расследования было дано заключение, что данных о подготовке покушения на Кирова, а также о причастности к этому органов НКВД не обнаружено. В настоящее время одной из основных считается версия об убийстве Кирова на почве ревности.