yury_finkel: (манул)
Как всегда перед 7 ноября меня одолевают думы о сталинизме. Этому способствуют всплывающие время от времени в ленте (как ни выкашивай) славословия товарищу Сталину и проклятия подлому Хрущёву, который-де уничтожил диктатуру пролетариата, которую осуществлял лично великий вождь всех народов. (Надо думать, потому, что Сталин-де бюрократию держал в узде, т.е. немножко расстреливал, а при Хрущёве террора не стало, вот бюрократия и захватила власть).

Не понимают эти граждане, что не может - по определению - быть диктатурой _пролетариата_ (то есть класса!) такой строй, в котором всё зависело от одного человека (в большей мере, в несколько меньшей - от нескольких человек верхушки). И стоило этому человеку умереть, как всё посыпалось - по утверждению самих же сталинистов. Не была это диктатура пролетариата. Диктатура - да, но не пролетариата. И в том, что всё развалилось при Горбачёве, вина в конечном счёте именно Сталина и сталинизма - потому что люди не воспринимали те частично социалистические отношения (хотя бы в плане экономики) как _свои_, а воспринимали их как навязанные сверху - именно потому, что снизу всё было задавлено ещё при Сталине.

Тут модно в последнее время говорить, что коммунист не имеет права быть антисталинистом. Я понимаю, почему так говорится, но это на самом деле означает - лгать людям в пропагандистских целях. А люди-то не дураки, и эта ложь ещё аукнется. Так что я - антисталинист. И коммунист при том. По крайней мере, я сам таким себя считаю и так себя идентифицирую, а там уж как хотите, наклеивайте какие хотите ярлыки.

Написано экспромтом, так что прошу прощения за сумбурность.
yury_finkel: (Default)
Перечитываю сейчас трилогию Юрия Германа "Дело, которому ты служишь" — "Дорогой мой человек" — "Я отвечаю за всё". Надо сказать, это моя любимейшая книга, и перечитываю я её уже не знаю в который раз.

Моя давнишняя мечта — перевести её на эсперанто. Правда, в процессе перечитывания как-то появляются сомнения в осуществимости этой затеи: слишком уж там много языковых тонкостей. Во-первых, языковые характеристики персонажей: один говорит на "народном", крестьянском языке, другой — вообще на "суржике", третий — выходец из семьи священнослужителя — часто употребляет церковнославянские обороты, четвёртая говорит на мещанско-жеманном "благородном" наречии... Во-вторых, там полным-полно медицинской терминологии (я даже по-русски далеко не всё понимаю). В-третьих, там много стихотворных вставок-цитат (это ведь всё стихами надо переводить!). Так что сложно всё это, гораздо сложнее, чем переводить, например, Грина, у которого действие происходит в несуществующей стране, и, надо понимать, герои "на самом деле" говорят отнюдь не по-русски. У Грина как бы уже "перевод с иностранного" (кажется, Ахматова так его обругала, и это верно, но я не считаю это его недостатком), поэтому переводить его легче. А вот реалистическую прозу, где все говорят именно по-русски, со всеми неправильностями и просторечиями, переводить гораздо сложнее.

Но всё-таки года через два попробую. Вдруг получится :) (Года через два — потому что на ближайшие два года я планирую продолжать переводить Грина: "Золотая цепь", "Блистающий мир", "Дорога никуда").


Да, так я это вот к чему. Сегодня как раз остановился вот на этой фразе:
— Всякого ли человека щадить нужно, — спросил Устименко, — и всякий ли человек — человек?

Очень эта фраза мне на душу легла после очередной перепалки в форуме с очередной жертвой аборта Советской власти...